Наше Поколение

Lock Литературно-художественный журнал
Вы сейчас находитесь в: Наше Поколение

ГОРИЗОНТЫ «НАШЕГО ПОКОЛЕНИЯ»

Маргарита СОСНИЦКАЯ
ГОРИЗОНТЫ «НАШЕГО ПОКОЛЕНИЯ»
Когда ко мне попала более чем годичная подшивка журнала и я жадно стала ее перелистывать, то пришла почти в такое же состояние, в котором пребывала после посещения Национальной Галереи в Лондоне, вернее, одного ее этажа: все обойти не удалось, так как я просто падала с ног от обрушившихся на меня впечатлений. Я как будто попала под обстрел силовых потоков, хлынувших от порой удивительных полотен. Любопытно, что энергетика их не растратилась со временем и не растаскивается по частицам потоком зрителей. Полотна, да и, вероятно, всякое произведение искусства – это некий энергетический перепетум мобиле, передающий людям и через века силовой заряд, заложенный в них гением их создателя, будь он живописец, ваятель или поэт.
На страницах «Нашего поколения» представлены стихи начинающих поэтов, в которые вложена вся сила молодой жизни и дарования; она заряжает, воодушевляет, укрепляет человека, как укрепляла Пушкина молитва Ефрема Сирина («И падшего крепит неведомою силой»).
Замечательно, что «Наше поколение» дает слово, трибуну молодым талантам, это нужно и читателям, и самим авторам, правда, совсем по разным причинам.
В стихах В. Чембарцевой от лица Музы использован простой, даже удивляющей своей простотой ход, но именно ею и оригинальный. Обычно пишут обращения к Музе, а вот наоборот, кому пришло в голову? Кто осмелился взять на себя роли повелительницы поэтов, единой как для Гомера, так и для самого скромного стихотворца? У Виктории это получилось органично, естественно.
За чтением ее стихов вспоминаются cтроки Н. Заболоцкого «Любите живопись, поэты». Она – художник разных ипостасей – и музыкант, и живописец, творящий пером, и, разумеется, поэт. «Сны времени» и музыкальны («дождливым серебром струится арфа»), и визуальны («орган… как синий бархат, стелется под своды»). В них есть запах: «звуком флейты… падет жасмин последним лепестком», и вкус не заставляет себя искать: «с кислинкой пряной…» Вероятно, при более полном знакомстве с ее стихами можно обнаружить более богатую палитру, гамму, набор специй, удовлетворяющих потребности всех органов осязания и восприятия и делающих ее поэтом этих органов.
Н. Дёмина – не новичок в поэзии, но в силу того что талант не стареет, а закаляется (или хотя бы должен закаляться) с опытом, ее можно назвать молодым и вместе с тем зрелым автором. Стихи ее («Я выпускаю мир») иногда хрустальны; это рыцарские стихи со стороны прекрасной дамы: либо посвященные даме, либо написанные самой этой дамой в рассветно-розовом платье, под которым бьется рыцарское сердце.
А вот название «Озёра листьев» скорее подходит для альбома рок-группы вроде «Звуки Му». Для поэтессы с творческим профилем камеи оно не созвучно. Ведь что такое озера листьев? Это свалка, сырая, преющая, а затем гниющая.
Столь пространственное внимание можно уделять и стихам Е. Белеванцевой, а также другим авторам журнала – всем разным, но тогда это будет не обзорная статья, а целый сборник литературной критики. У Виктора Хантя хочется спросить, какое же это имя, о котором он так идолопоклоннически твердит в своем стихотворении? Луговец, Бедная, Славич, Цуркан и др. – интересные, запоминающиеся голоса; Ирине Ремизовой – букет цветов солнцеворота. Ее голос особо лиричен, ее поэзия пантеистична, она одушевляет природу: сад, дерево, воздуховорот; в ней живет лесная нимфа, переносящая нас в мир полусказочной славянской древности.
Отдельное жанровое место занимают мифотворчество Костыркина и стихопроза Мухудинова.
Плохих или, по крайней мере, неинтересных поэтов здесь нет. Это говорит о том, что проводится тщательный отбор материалов для обнародования на страницах «Нашего поколения».
Многожанровость журнала делает его не просто панорамным, а широкопанорамным. По-настоящему ценной является его рубрика «Памятники зодчества». Ее небольшие очерки – это если не завязка, то предпосылка для больших произведений. Экскурсия по подземельям храма Св. Николая в Бельцах (статья А. Власова) вызывает призрак приключенческого романа с поиском сокровищ по следам скелетов и открытием какой-то неожиданной тайны или легенды. А уж встреча Синявской с гайдуком напоминает вековые легенды о призраках Севера Италии.
Эта рубрика знакомит с краем и даже у совсем стороннего человека вызывает острое желание познакомиться с ним.
Не обошли вниманием и детское творчество, и творчество для детей, дано слово литературной критике и путевым заметкам, западным славянам и историческим очеркам, в которых непременно найдешь что-то новое о том, что, казалось бы, хорошо знаешь; однако истинной царицей журнала остается проза, многообразная, многоликая. Примером великого в малом является небольшой рассказ П. Разумовского «Принципиальный» – в духе и ничем не хуже «Чудика» В.М. Шукшина.
Автору работ о Т.Г. Шевченко, такое впечатление, не попадались в руки сочинения Олеся Бузины, одного из самых нашумевших украинских (из Киева) авторов, который поднял архив Кобзаря и сделал совершенно сногсшибательные революционные открытия на его счет. Витрины книжных магазинов, в которых выставляли томик «Вурдалак Тарас Шевченко» О. Бузины, ярко пишущего на русском языке, били щирi укранцi, как в другое время они замазывали черной краской мемориальную доску на доме М.А. Булгакова по Андреевскому спуску. Но независимо от оценки книг О. Бузины, положительной или отрицательной, о Кобзаре больше нельзя писать так же, как до их появления. Это как минимум неактуально.
А журнал «Наше поколение» – это свидетельство и отчет о многосторонней деятельности его главного редактора Георгия Каюрова, которого хватает и на журнальную полемику, и на поощрение молодых талантов, и на почитание традиций в лице ветеранов пера, и на организаторскую и светскую жизнь с ее литературной гостиной. И, кроме того, Г. Каюрова достает и на собственное творчество, требующее отдельного внимания критика. Повесть «По ту сторону» проходит как черно-белый фильм на ныне модную тему священнослужителей, однако, в немодные для них советские времена.
Публикация в сборнике свободных авторов Молдовы «Наше поколение» – это уже общественное признание и неписаная аттестация талантливости поэта, прозаика или критика, знак качества для его произведений. А то, что повесть М. Попова, напечатанная здесь, вошла в краткий список на премию «Национальный бестселлер», говорит о литературном вкусе и чутье главного редактора, выступающего и главным арбитром журнала в целом.
По журналу, не зная города, можно познакомиться с его духом.


Маргарита СОСНИЦКАЯ

Делаем журнал сообща


Георгий КАЮРОВ

Делаем журнал сообща
Начну, как говорится, сначала, с самой идеи создания литературного журнала. Беседуя, советуясь, делясь планами создать литературный журнал, я провел много встреч, переписывался с редакторами крупных литературных изданий, с известными писателями, и надо отметить, что все были одного мнения – неплохо, когда у писателя есть свой журнал. История литературы знает много подобных примеров, и никого – ни в прошлом, ни в настоящем – это не удивляло и не удивляет, а тут вдруг нашлись ревнители рассмотреть в желании писателя сделать свой журнал – явлением! Казалось бы, что произошло? Писатель создал свой журнал. Радоваться бы! Поддерживать. И что тут диковинного?
К идее создать журнал я не сразу пришел. Для начала попытался сотрудничать с существующими изданиями, в которых были опубликованы некоторые мои произведения. Но эти издания выходили от случая к случаю и как результат – почили. Писателю нужен журнал, и такой журнал, который выходил бы регулярно. Это позволяет, во-первых, публиковать свои произведения, то есть иметь возможность выйти к читателю, во-вторых, следить за литературным процессом и за читательским интересом, что немаловажно для писателя-современника. Подстегнуло к созданию журнала и высказываемое желание многих местных литераторов, с кем мне довелось провести немало встреч и бесед, иметь постоянно выходящий журнал. Помог и еще один штрих – как мне кажется, самый важный – писательское чутье в том, что в обществе созрело желание что-то почитать, не то, чем заполонены полки киосков. Был и фактор против – общество в большей своей массе не читающее! Вот компоненты, из которых сложилось решение, не простое решение, создать литературный журнал. Осталось только включить свой многолетний чиновничий опыт и ресурс.
Конечно, для журнала немаловажное значение имеет название. Не хотелось возвращаться к избитым и затертым. Помог мой давний питерский товарищ Марк Клейнер который, подсказал название «Наше поколение», рассказав о том, что сто лет назад такой журнал выходил в Бессарабии. Я проверил в Центральном архиве Молдовы, и эта информация подтвердилась. Мы сняли копии с двух оставшихся в архиве журналов, и теперь они хранятся в редакции. Хвала архивариусу! Благодаря его незаметному труду мы можем через сто лет увидеть, что писали и что читали наши предки.
Название сразу понравилось. И вот по какой причине. Довольно часто в беседах, разговорах мы употребляем словосочетание ,,наше поколение,, либо другие сочетания со словом «поколение». Это показалось мне привлекательным. Кроме того, «наше поколение» имеет отношение к любому возрасту. И автор, и читатель, невзирая на возраст, вправе утверждать, что журнал и его поколения, – это расширяет авторский и читательский круг. Еще один очень важный штрих названия – его русское происхождение.
Следующий этап – формирование коллектива. История знала много проектов, особенно современная история, которые начинались с больших денег. И чаще всего все они заканчивались разграблением денег и склоками. Выпускался один, в лучшем случае два номера, организовывался фуршет, и массовики-затейники спешили забыть о своих амбициозных планах. А толпа, памятуя сытное угощение, понимающе кивала – ну не получилось, ясно – дело непростое. Просматривая все эти пилотные номера, видишь везде одни и те же лица. Издания новые, а лица все старые и от издания к изданию все стареющие и стареющие. Издатели разные, а имена одни и те же, за редким исключением. Возникает подозрение, а не в этих ли лицах причины краха всех проектов?
Так какие же требования к коллективу? По каким критериям отбирать сотрудников? Принцип один – вера в идею. Потому что сначала идея, а потом реализация. Для начала, может быть, даже достаточно понимать идею. Вера в идею придет в процессе реализации. Так появились Галина Поддубная и Вера Димитрова – приложив свои профессиональные навыки, они стали верными служителями идеи. За год коллектив слегка изменился, но эти два человека составили костяк редакции. К моему большому сожалению, Галина Ивановна Поддубная переехала жить в Россию, но это семейная необходимость. Я всегда буду с благодарностью вспоминать Галину Ивановну. Ее вера укрепляла меня. В течение года менялся и редакционный совет. Прилипалы, которые всегда и во все времена водятся, «как пыль на рояле», отваливались и терялись. С кем-то приходилось расходиться по непониманию, но, как показало время, эти люди остались единомышленниками и продолжают принимать участие в жизни журнала. Я имею в виду выход из редакционного совета Бориса Мариана. Разное понимание развития литературного журнала развело нас на редсоветовской ниве, но продолжает объединять литература, и Борис Мариан поддерживает журнал своим творчеством и участием в мероприятиях, проводимых редакцией. Я же благодарен ему, что он с нами.
Оглядываясь назад, могу только констатировать, что журнал развивался согласно намеченному плану, или, как бы сегодня сказали, – согласно разработанному технико-экономическому обоснованию. Даже с перевыполнением, но эти коррективы внесла сама творческая жизнь, в которую окунулся журнал. Из простого печатного издания, каким я видел изначально журнал, он превратился в целую литературную жизнь. И во многом благодаря молодым литераторам. О них я еще скажу. Перевыполнениями я называю два поэтических конкурса, которые провела редакция журнала. Один из конкурсов проведен в программе Дней русской литературы и духовности, организованных Конгрессом русских общин Республики Молдова, председатель – Валерий Клименко. Этот конкурс транслировался в прямом эфире в Интернете. Трансляцию обеспечивала компания MATRIX, руководимая Михаилом Мараховским. Журнал участвовал в Днях своей программой и выглядел достойно.
Совместно с коллективом «Авторадио» два раза в месяц в прямом эфире авторы журнала проводят поэтическое кафе. На всю Молдову звучат молодые поэтические голоса.
При поддержке коллектива библиотеки имени М.В.Ломоносова каждое последнее воскресенье месяца в ее стенах журнал собирает литературную гостиную.
Молодые литераторы во главе с поэтом Виктором Хантей разработали сайт журнала, и теперь читатель в любом конце света может познакомиться с работой журнала и с литературным процессом в Молдове.
И как венец литературного года – церемония награждения «Автор года». Это мероприятие можно назвать событием прежде всего потому, что оно тоже проект творческой молодежи: «Автор года» – авторская программа Анны Малдофы.
Молодежь наша талантливая, интересная, пытливая и, главное, – предприимчивая. По инициативе молодых авторов создан творческий клуб журнала «Наше поколение», насчитывающий более пятидесяти членов.
Не выпала из планов и презентация нашего журнала в Москве в Центральном доме литераторов. За это особая благодарность российским писателям Александру Торопцеву, Николаю Переяслову, Владимиру Гусеву, Михаилу Попову, Сергею Казначееву, Владимиру Силкину, Александру Трапезникову, директору ЦДЛ Галине Ильиничне Максимовой и многим другим. Галина Ильинична тепло встретила нас, обстоятельно расспросила о журнале, об авторах. Но все это произойдет позже, только после десятого номера, а сначала, после пятого номера, состоялась презентация в Кишиневе, долгожданная! в Российском центре науки и культуры Посольства России в Молдове.
Поддержал журнал и Центр русской культуры во главе с Дмитрием Николаевым и Аллой Коркиной. На презентацию журнала приехали писатели из Москвы – Михаил Попов и Александр Торопцев. Хочу обязательно отметить значимую роль писателей – как из России, так и из Молдовы, которые поддержали журнал, ни на миг не сомневаясь в своем решении и не боясь за свою репутацию. Поскольку либо репутация есть либо, увы… и никаким журналом ее не испортить. Одной из первых откликнулась на приглашение войти в редакционный совет Зинаида Кирилловна Чиркова. Эта большая русская писательница, ни секунды не колеблясь, приняла решение поддержать журнал, а ведь первый номер еще был только в планах!!! Опять же, к сожалению, журнал понес и первые утраты. После продолжительной болезни Зинаида Кирилловна Чиркова осенью 2009 года ушла из жизни. Светлая ей память!
Начиная статью, я не планировал упоминать какие-либо фамилии, но лежащий передо мною журнал «Наше поколение» за 1912 год убедил меня, что надо говорить о людях, называть их имена. Надо сохранить их в истории так, как сохранил и наш предшественник. Надо говорить о людях, которые служат литературе, культуре вообще. Только и слышно от состарившихся графоманов, что литература умерла, что молодежи ничего не надо, что молодежь безграмотная и безынтересная! Ведь еще год назад представить было сложно, что литературное сообщество увидит новые имена в русской литературе Молдовы. И они есть! Они ТВОРЯТ! Это Анна Малдофа, Андрей Потемкин, Максим Солодкий, Виктор Хантя, Ольга Бедная, Наталья Новохатняя, Олег Цуркан, Сергей Власов, Николай Костыркин, Николай Гринько, Владимир Шатров, Сергей Винятинский и многие, многие другие. Их имена читатель встретит на страницах журнала – это литераторы разных стран и поколений, которые своим творчеством поддержали журнал. Это имена современной русской литературы Молдовы.
Особым событием для журнала стала поддержка писательских организаций: Международного сообщества писательских союзов, возглавляемого Иваном Ивановичем Переверзиным, Союзом писателей России – Валерием Николаевичем Ганичевым, Московской городской писательской организацией Союза писателей России – Владимиром Ивановичем Гусевым, Воронежской писательской организацией Союза писателей России – Евгением Новичихиным.
Журнал не остался незамеченным и Правительством Москвы, которое приветствовало авторов и читателей в лице руководителя Департамента внешнеэкономических и международных связей города Москвы Георгия Львовича Мурадова, а также Посольством Российской Федерации в Республике Молдова. Не раз звучали добрые слова поддержки от посла Валерия Ивановича Кузьмина. Активно принимают участие в развитии журнала публицист Марина Переяслова и писатель Николай Переяслов.
Не просто было бы журналу и без поддержки наших Почта Молдовы и Молдпрессы. Профессионализм их коллективов, государственное понимание необходимости литературы для общества оказали весомую поддержку в развитии журнала. Особо хотелось бы поблагодарить Виктора Ивановича Руснака – это руководитель государственного уровня!
И вот в руках первый номер журнала 2010 года. Каким будет год, можно только планировать и претворять намеченные планы. Но и невозможно не видеть того, что сделано. Опубликовано более шестисот произведений. Более ста тридцати авторов смогли представить на суд читателям своё творчество. А еще более двух сотен желают опубликоваться на страницах «Нашего поколения».
Оказались неравнодушными к журналу и деловые круги Молдовы. Это настоящие меценаты. Есть в Молдове разумные деловые люди! К своему сожалению, я не могу назвать их имена, по их же просьбе, но это настоящие государственники! Журнал собрал огромный круг сторонников и единомышленников!

За год попадались на пути и летуны-неудачники, такие злобные карлики, но тут, как говорится: отправляясь в дорогу, надо быть готовым к пыли, оседающей на сапогах.

Русский мир Георгия Каюрова

Александр МИЛЯХ
Русский мир Георгия Каюрова

Мир Георгия Каюрова – в постоянном движении. Герои его рассказов и повестей – живут на просторах наше общей Родины – бывшего СССР! Это люди, пережившие ее развал и достойно выжившие. Георгий Каюров пе-реживает вместе с ними и со своими героями и благодарит их за то, что они есть и рядом с ним.
Автор сборника «Азиатский зигзаг» (вышедший в Кишиневе в 2007 году, в Центральной типографии) не пишет об этом прямо, но читатель испытывает эти зигзаги, пройденные народами и людьми, а мир их – общий и личный – сужается до человеческих трагедий или событий невзрачного обыденного существования, до мирков личных, обидных или обиженных. Но лучшие из них верят: Во что? Иногда, точно как Сашка из одноименного рассказа «Сашка», или герой из произведения «Попользованные»…
В произведениях Георгия Каюрова – герои разные, но они реальные, жизненные: и суетливые люди, и бьющиеся за место под солнцем, и неистово берегущие внешнюю солидарность, видимость благополучия, и, истинно русские, с сердечной, не показной человечностью – характеры!
И здесь осязаем разъём внутреннего видения духовных истоков исторического наследия народа России и катастрофы 1991 года и после неё. Трагедия Великой Отечественной войны, завершившейся Великой Победой тоже затаилась там: в жизни современного героя, как в произведении «Выдра»… Соотечественников автора.
В Отечество писателя Георгия Каюрова, как мы видим из его произведений, – вошли и малые родины, края и области, когда-то союзных республик. И великие: Россия, Украина, Молдова, Кавказ, Средняя Азия.
«Жизнь идет, она всегда в движении – и так легко разучиться понимать её, измеряя старой меркой…» – писал Максим Горький. А «новая мерка» современного человека – это мера благополучия. Но не русского писателя, всегда ставшего на защиту обиженных и оскорбленных. У Георгия Каюрова, как у современного прозаика, нет заинтересованных предпочтений. Он часто справедлив отстраненно, как в рассказах «Выдра», «Сашка», «Пелагия» и это придает его стилю большую убедительность. Его стиль в традициях В. Шукшина, В. Белова и Веры Галактионовой, современницы автора рассказа «Митя»: «Митя всегда просто смотрел на окружающий мир» – такой фразой автор заканчивает рассказ. Просто – это всегда честно, иногда даже – гениально! Не о счастье ли этот рассказ?
Рассказ «…не зная, что счастлив» подчеркивает философскую мудреность обыкновенных событий, и людей, и большой жизненный опыт, не перегруженного годами, писателя Георгия Каюрова. «Карпаты, одни из самых красивых гор Европы…» Именно, Европы! Как и старый красавец Львов, один из ярких городов, как Ленинград, и Киев… – вошедших в биографическую географию писателя Георгия Каюрова.
Произведения Георгия Каюрова – сценичны, порой кинодокументальны. Он умеет находить, использовать пейзажные детали, откровения природы, черты характера города, открывающие лицо и душу человека, в нем живущего. Георгий Каюров живописует!
Конфликт города и деревни закончился историческим поражением деревни. Георгию Каюрову – это небезразлично. «Частные случаи не может предусмотреть ни одно искусство…» – говорил Аристотель. И автор не замедлил обратиться к теме человеческой трагедии в связке деревня-город. Рассказ «Пелагия» – правдивая судьба терпящей поражение деревни – заканчивается смертью старухи на лавке около своего родного дома на виду всего «честного народа», видевшего и не осознавшего это. И это типично.
Одиночество людей – среди людей – явление не новое, оно было уже забытым, но все-таки вернулось в повседневность. Писатель Георгий Каюров не согласен с этим и своим творчеством приобщает читателя к своему миру: преодоления лжи и нахождения своей и общей жизненной правды. Каждой своей строчкой писатель призывает к повседневной личной победе человека в борьбе со своими слабостями и противостоянию подлостям окружающего мира.

Александр МИЛЯХ
Член Союза писателей России,
Мастер литературы Республики Молдова

Александра Юнко – мадам «обпоэтилась»!

Георгий КаюровАлександра Юнко – мадам «обпоэтилась»!

Грязными статьями от газеты «Независимая Молдова», как выяснилось никого не удивишь, но вот, наконец-то, Александра Юнко разродилась хвалебной статьей на страницах некогда уважаемой газеты. И как вы думаете, кто удостоен похвал «мэтра»? Угадайте с одного раза. Конечно, сама Юнко и стала тем автором кого похвалила сама же Юнко. См. статью «Бедняга Купидон», в пятничном номере «Независимой Молдовы» 15 января 2010 №4. О чем статья? Юнко грамотно обыграла сцену, как опытный литератор Ион Павельчук пришел к малоопытной переводчице Юнко, и прямо навязал переводить на русский язык стихотворение Эминеску. Затем, Юнко продолжительно описывает как она, трепеща перед авторитетом писателя Павельчука, беспрекословно приняла «домашнее задание». При этом не заметила, как перешла к фамильярному обращению к мэтру. Хотя в преамбуле к статье, Юнко еще выдержала уважительную форму и сказала о писателе по имени и фамилии – Ион Павельчук. После же, во всей статье только и читаешь фамильярное – Павельчук. Ну, не заслужил он от Юнко другой формы обращения. Вся статья высосана из пальца и повествует о том, как тяжело давался Юнко перевод стихотворения Эминеску. Павельчук дал малоопытной переводчице Юнко и подстрочник, и перевод Эммы Александровой, и даже показал личную книгу самой Юнко. Когда бы еще Юнко напомнила о том, что она когда-то писала стихи? Но о стихах Юнко мы еще поговорим. И вот, в результате, Юнко мучалась несколько месяцев и что-то «родила». Читая, я все гадал, для чего это все городить? Павельчука «похлопала по плечу», ладно. О своей книжке напомнила, и это ладно. Может статья о том, что стихи это не ее. Вот думаю расскажет, как она тяжко работала и поняла, что стихи это не ее, но она жизнь прожила и не поняла, а за одну статью точно не поймет. Секрет крылся в последнем абзаце. Предварив его словами: «И снова я впряглась в эту лямку, на этот раз – добровольно». Бедная литература, вот так впряжется случайный прохожий, а беда всем. И на закуску читателям – себе пьедестал! Читаем Юнко: «И вот что самое любопытное: Павельчук, впервые увидев незнакомого человека, (это ее – малоопытную переводчицу Юнко) абсолютно точно определил, что для меня «вкусней» всего не лирические или социальные стихи Эминеску, а его иронические, сдобренные легким юмором или горьким сарказмом строки. Как ему это удалось? Просто мистика какая-то?» Если бы Юнко уважала мэтра и сама понимала бы хоть что-то в искусстве словотворчества, то не удивлялась бы тому, что опытному профессионалу-литератору не составит труда рассмотреть те или иные способности в молодом авторе. Кстати, по первым стихотворениям молодого автора можно, довольно-таки точно предсказать его творческие перспективы. По тому, как Юнко мучалась с переводом, а Ион Павленчук больше не обращался к Юнко, тоже можно сделать вывод к какому выводу пришел мэтр о способностях малоопытной переводчицы Юнко.
Но пафос статьи в собственном памятнике! Пушкин со своим: «Я памятник воздвиг нерукотворный…» просто отдыхает! Юнко рукотворит себе памятник прямо со страниц газеты «Независимая Молдова»! Бедный Эминеску! Для него и слова хорошего не нашлось у мадам Юнко!
Но что же со стихами Юнко? Вообще, есть общая оценка творческих возможностей поколения Юнко – « когда-то у них были неплохие стихи» или «у них можно найти неплохие строчки». Представляете такую оценку Лермонтову, Некрасову, Апухтину? Стихотворений Юнко в открытой продаже не найти. В подпольных развалах, тоже стихи Юнко не нарасхват. Их там просто нет. Известно творчество Юнко только очень узкому кругу знакомых Юнко. Молодежь стихи Юнко наизусть не читает. Поэтому я сошлюсь на те стихи, которые удалось найти. Альманах «Литературный диалог» №4 2007 год. В этом альманахе Юнко «заявляется» пятью стихотворениями. «Гений» Юнко не может обойти тему Великой отечественной войны. Как же!? Стихотворение «Обреченный отряд», читаем:

«Гимнастерки истлели дотла
И белеются старые кости.
Не кончается, длится война
На трагическом этом погосте».

Для выпускницы филфака госуниверситета попасться на глаголе «белеются» просто непростительно. Получается, что кости сами собой выбеляются. Белое прет у них изнутри. Белеются – глагол возвратного действия. Когда Юнко поднимает голос на Марка Сапожникова юродствуя по-поводу его простых, ученических комментариев стихов Бахрушиной, то хочется сказать Юнко, ваше, мадам, творчество тоже не нуждается в глубоких знаниях для комментариев. Достаточно вспомнить из школьной программы: Белеет парус одинокий! Мадам! Ваша безграмотность умиляет! Но пойдем дальше. Итак, «…И белеются старые кости.» Юнко выступает судмедэкспертом и определяет, что боец, кости которого нашли во время раскопок, был старым человеком. Кощунственно, мадам. Вся история Великой отечественной войны говорит, что миллионами гибли молодые ребята – 17-20-25 лет. Поэт должен знать предмет о котором пишет. Недопустимая безответственность и скудные знания. Мадам, объясняю: возраст костей определяется возрастом человека, и никакие – я имела ввиду, не проходят. Пусть кости лежат в земле хоть миллион лет, но будут возрастом человека на момент кончины! Ваша безграмотность, мадам, умиляет! Но Юнко ничто не останавливает, она гонится за пафосом стихотворения. Автора прет! И мы читаем в следующем столбце:

«И стоит обреченный отряд,
Не нарушив присягу ни разу.
Ведь приказ не дошел до ребят,
А нельзя отступать без приказа.»

Вот и приехали. Мадам, присягу больше одного раза нарушить невозможно! Нарушил присягу и уже следующее мгновение ты не солдат, ты – предатель! Можешь делать что угодно. Название стихотворению не «Обреченный отряд», а «Обреченный автор».

Следующее стихотворение: «Песок»

После неплохих первых пяти строчек, Юнко не выдерживает и выдает:

«И что вспоминает еще человек,
А что ему вечное снится,
Когда ни ресниц не осталось, ни век…»

и так далее. Первые две строчки по смыслу разбегаются в разные стороны. А должны дополнять друг друга, вплетаться друг в друга. Это характерная расхлябанность для молодых авторов. Эмоции прут, строчат, как чувствуют и говорят. Проще говоря – поэтическая безграмотность. Но если молодым – простительно, то, мадам, для вас… уж увольте!
Но пойдем дальше. Наша мадам, поэт всеобъемлющий – от гинекологии до металлургии! Не обошла она стороной и Иегову! Стихотворение «Пустыми окнами». Чтобы понять всю безграмотность автора, сначала небольшое напоминание о Иегове. Иегова – это отец Иисуса Христа. В религиозном учении Иегова над всем – он Бог! Без эмоций, без рукоплесканий, без скорби. Он выше всех и знает все наперед. Иисуса Христа он отдает людям без эмоций, не испытывая никаких страданий, поскольку знает, что выполнив свою миссию Иисус вернется обратно, к нему в Царствие небесное. Более того, Иегова знает на какой путь испытаний отправляет Иисуса. Само религиозное учение учит (извините за каламбур) воспринимать судьбу покорно, без эмоций. Когда знаешь религиозное учение, или хотя бы знаком с ним, то язык не поворачивается наделять кого либо шутовскими эмоциями. Но, это же для верующего человека недопустимо и для меня атеиста, которого Юнко видела якобы даже крестившимся! Но для самообразованки Юнко все нипочем! Читаем: (четыре столбца не привожу, поскольку автором надувается пафос за счет словоблудия сравнивающего руины синагоги с плотью, и убеждая нас в том, что между юным Иисусом и отцом Иеговой была полемика в которой Иисус оспорил отца и в чем-то безупречно выдержал экзамен, а вот как заканчивает – это интересно)

«Из уст скорбящих не дождешься слова.
В пространстве и во времени один,
Над райским садом плачет Иегова,
Чей дом разрушен и потерян сын».

Во-первых, не один в пространстве, есть отец Иегова, который не очень-то озабочен судьбой сына, поскольку Бог, и заранее знает судьбу сына, сам и предначертал ее. Корявость «Из уст скорбящих…» спишем на то, что так автор чувствует. Таким словосочетанием автор попытался отойти от избитого «скорбящие лица». Словосочетание «уст скорбящих», строго ограничило место скорби на лице, соответственно допускается, что глаза могли и веселиться, или щеки надуваться и так далее. Сфокусированный образ скорби на губах, рассыпал образ скорби на всем лице. Ну, это ладно!
Далее автор пытается уверить нас в том, что Иегова плачет. Батюшку любого спросите, мадам, Иегова без эмоций! Это устойчивый, и единственный образ Бога!!! И совсем уехала наша мадам в бытовуху, поселив Бога Иегову в дом, в какой дом? который разрушили и над которым Бог плачет. Простите, мадам, дом Иеговы – Царствие небесное, как вам удалось его разрушить? Или кому из людей это удалось?
А зная, что Иегова ждал возвращения своего сына – Иисуса, и тот вернулся к отцу, то простите мадам, почему же «…и потерян Сын»? Иегова не терял своего сына Иисуса. И более того не вступал в полемику с сыном. Мадам! Вы невежда!
Посмотрим с какого стихотворения «мэтр» начала свою подборку. Стихотворение называется «Маленькие трагедии». Читаем:

«Маленькие трагедии
свершаются ежечасно:
цунами, землетрясение,
Чернобыль, бои с огнем.
И потому, наверное,
Тело мое несчастно,
Что все это происходит
вокруг него, с ним и в нем».

После прочитанной строфы, я невольно захотел выпить, как минимум стакан водки. Думаю, Сундеев в периоды своего запоя высоко оценил эти строки. Понравились они и мне – если под водочку да с селедочкой, подобный экспромтик зазвенел бы. Сатирично звучит то, как автор зарифмовала личные хронические колики и гастрит в собственной утробе. В общем-то, по комплекции автора Юнко, легко можно диагностировать ее мучения, что врачи и делают, по внешнему виду человека составляя первичный диагноз. Не смешно и можно только посочувствовать мадам Юнко, но причем здесь литература? Но! Давайте прокомментируем строки, ведь они не остались застольным экспромтом, а опубликованы: Автор размышляет:

«Маленькие трагедии
свершаются ежечасно:»
и далее перечисляет эти самые, по ее мнению, маленькие трагедии: цунами, (например на Шри-Ланке, во время которого погибли около трехсот тысяч людей, а по Юнко – это маленькие трагедии) землетрясение, (вспомним Спитак в Армении – десятки тысяч погибших, в Индии – более двухсот тысяч погибших или совсем недавнее – на Гаити, – это все по Юнковски – маленькие трагедии) Чернобыль, (десятки тысяч погибших от лучевой болезни, а в первые дни сгоревших от радиации, – по Юнко – это все маленькие трагедии. Представим картину – палата с умирающими от радиоактивного облучения людьми, заходит великообразованная Юнко и складно рифмованной строкой рассказывает этим людям, что их трагедия – это «маленькие трагедии», которые «свершаются ежечасно» и сравнимы с брожением в ее собственной утробе. Какова мадам?!) бои с огнем. (вспомним клуб «Хромая лошадь» в Пермском крае, люди по сей день в больницах – по Юнко – это все маленькие трагедии)
Когда все эти перечисления автор подводит к собственным кишечным проблемам на пьяном застолье в виде экспромта, вроде, посмеялись, сплюнули через плечо и больше автора не приглашаем за стол, но наша мадам, выносит свои пошлости и цинизм в высокую поэзию!
Юнко даже не задумывается над тем, что есть трагические символы человечества с которыми так легкомысленно использовать в творчестве просто кощунственно. Напомню: Хиросима, Нагасаки, Чернобыль, Нью-йоркские башни-близнецы, Спитак, цунами в Шри-Ланке и еще многие другие трагические события. Когда человек, называющий себя поэтом вот так безнравственно пинает трагические символы человечества, я хочу спросить: чего он достоин?
Мадам! Вы безнравственны! Мадам! Вы дикарка! Мадам! Вас надо не к молодежи пускать, не в газете держать, вас надо от людей оградить!
Есть еще одна подборка, «свежих» творений Юнко, но и после первой – в пять стихотворений – надо перечитать полное собрание сочинений А.С. Пушкина, чтобы очистить мозг от этой юнковской мерзости!
Но мы вернемся к творениям Юнко, ведь их пропустил сам Сундеев!

Презентация журнала в ЦДЛ

Виктор ХАНТЯ
Презентация журнала в ЦДЛ "Не знаю – петь, плясать ли, улыбка не сходит с губ. Наконец-то и у писателей будет свой клуб". Такими словами в 1928 году поэт Маяковский приветствовал создание первого писательского клуба в Москве. ЦДЛ – Центральный Дом литераторов. Этому гостеприимному дому посвящались стихи и книги, здесь «хорошие и разные писатели», имена которых стали гордостью русской культуры, переживали трагические и смешные моменты, здесь всегда кипела жизнь. Расположенный в самом сердце столицы, дом выходит фасадами двух своих зданий на Поварскую и Большую Никитскую (бывшую Герцена) улицы.
Сегодня на известные на всю Москву литературные и музыкальные вечера, международные фестивали и кинособытия со всей Москвы и из самых далеких уголков мира съезжаются наши гости, ценители интеллектуального творчества и высокого искусства. И вот и нас приехавших из Молдовы принимает ЦДЛ.
Третьего ноября в Москве, в Центральном Доме литераторов прошла презентация нашего русского литературного журнала «Наше поколение». Журнал представлял главный редактор Георгий Каюров, авторы журнала, молодые поэты Ольга Бедная, Александра Датий, Ольга Цуркан и я – Виктор Хантя, автор этих строк, а так же известная в Молдове поэтесса Надежда Демина.
Впечатлений уйма! Ведь это же ЦДЛ – самое главное место, которое объединяет всю писательскую элиту Москвы. И вот мы здесь, авторы журнала, поэты из Молдовы в самом центре писательской жизни, в самом центре событий. Где выступал когда-то Владимир Высоцкий, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, где председательствовал Роберт Рождественский, Константин Симонов и многие другие известные деятели искусства, так что лично для меня это большая честь! Фотографируюсь с бюстом Максима Горького и Владимира Маяковского. Сверху на нас смотрят портреты русских писателей Нобелевских лауреатов – Шолохов, Бунин, Бродский, Пастернак, Солженицын.
Малый зал потихоньку начал наполняться и, что особенно удивило, – в основном публика молодого поколения, а то есть «Нашего поколения»!
Всех приветствовал Анатолий Сорокин заместитель руководителя департамента по внешне – экономическим и международным связям Правительства Москвы, который зачитал приветственное письмо от Георгия Львовича Мурадова – руководителя департамента. В письме прозвучали слова благодарности и напутствующие пожелания редакции и всем авторам журнала. Затем, главный редактор журнала, Георгий Каюров, рассказал об идее создания журнала, как развивается журнал. Я слушал и понимал, что и мы участники этого проекта, потому что журнал нельзя обособить как обычная редакция периодического издания. То что делает Георгий Каюров – это литературный проект, в котором ключевая роль отведена журналу, потому, что уже работает творческий клуб, литературная гостиная, поэтические радио-эфиры, конкурсы, мастер-классы, встречи с писателями, творческие встречи молодых авторов с лицеистами Кишиневских лицеев и вот мы в ЦДЛ! И все это благодаря журналу.
Каюров объявил меня. Моя фамилия звучит в стенах ЦДЛ! Читаю свои стихотворения, читаю с удовольствием. Затем читает свои стихи Ольга Бедная (широко известная в Интернете как Декабрина), ее сменяет Ольга Цуркан, восторженная Надежда Дёмина и Александра Датий. Выходят с приветственным словом московские писатели: Николай Переяслов, Александр Торопцев, Михаил Попов они тоже волнуются, потому, что они тоже представляют журнал – все члены редакционного совета журнала.
Приятно было видеть главного редактора журнала «Знамя» Сергея Чупринина. Несмотря на свою занятость Сергей Иванович нашел время и присоединился к нам, а ему было что рассказать, ведь год назад, у нас в Кишиневе, они обсуждали с Георгием Каюровым проект выпуска литературного журнала, а он уже выпускается и в ЦДЛ представлены десять номеров. На презентации присутствует и Салтыкова Людмила Дмитриевна, она много лет проработала с Сергеем Владимировичем Михалковым. Людмила Дмитриевна сетует, почему же у нас не провели в Международном союзе писательских сообществ презентацию?
Долго не хотели расходиться. Привезенные нами журналы разобрали до единого. Возвращаясь домой в Молдову, я задавался вопросом, а нужно ли было все это? Да нужно! Границы русского слова, русской литературы намного шире, чем даже границы влияния когда-то всемогущего Советского Союза. Листаю справочник русский писателей составленный Сергеем Ивановичем Чуприниным и нахожу русских писателей и в ЮАР, и в Гвинее, и в Индонезии, практических в каждой стране мира творит русский человек.
А нас в Молдове ждет планов громадье.

« Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Вперед »

Календарь новостей

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Опрос на сайте

Друзья сайта

Moldove Photo Gallery