Наше Поколение

Lock Литературно-художественный журнал
Вы сейчас находитесь в: Наше Поколение » Как возрождался журнал "Наше поколение"

Как возрождался журнал "Наше поколение"

Здесь не могу не остановиться на двух презентациях журнала. После выхода пятого номера, когда стало понятно, что это уже не случайность, а становится регулярностью, мы устроили первую презентацию журнала «Наше поколение» в Российском центре науки и культуры в г. Кишинёве и руководил им Федченко. Тогда он располагался в бывшем здании посольства Белоруссии. Собралось много сторонников. Приехали писатели из России – Михаил Попов и Александр Торопцев. Кто бы мог тогда подумать – совсем скоро, через полгода, Торопцев струсит и предаст меня, авторов и саму идею создания журнала.
Вторая презентация была проведена в писательской Мекке России – Центральном доме литераторов в Москве, 3 ноября 2009 года. Почему именно тогда? Накануне вышел десятый номер журнала, а если помните из предыдущей главы, первый номер журнала «Наше поколение» вышел в 1912 году. Тодоровы остановились на выпуске десятого номера и журнал закрыли. Мы решили, как преемники бренда, отдать дань большому делу основателей журнала «Наше поколение» в Бессарабии и после выхода символического десятого номера провести презентацию – как начало нового, большого проекта. В Центральном доме литераторов собрались маститые писатели и критики – Михаил Попов, Сергей Чупринин, Людмила Салтыкова и многие другие. Большой десант молодых, начинающих авторов приехал из Кишинёва – Виктор Хантя, Ольга Бедная, Ольга Цуркан, Аля Датий. Приветственный адрес направил Георгий Львович Мурадов. Он тогда работал в мэрии Москвы, отвечал за международное сотрудничество.
Журнал «Наше поколение» медленно набирал ход. Пополнялась редакционная коллегия маститыми писателями из России. Писатели Союза писателей России и Московской писательской организации СПР включились в творческую поддержку журнала. К молдавскому читатели пришли современные российские писатели. На страницах журнала появились произведения Валерия Иванова-Таганского, Михаила Попова, Ивана Голубничего, Владимира Гусева, Владимира Крупина, Евгения Евтушенко, Николая Переяслова и многих-многих других. Поднималась и писательская поросль молодых авторов Молдовы. Журнал зажил полноценной жизнью. А как же Посольство России в Молдове?
Юрий Петрович Трушин не дремал, но ему и не до журнала было дело. Как-то он неожиданно позвонил и сообщил, что мой вопрос решён положительно, надо подъехать и согласовать детали.
– Ты не подъезжай со стороны проспекта Стефана-чел-Маре, – сказал Юрий Трушин, – а с боковой улицы. Подъедешь, позвони и я выйду.
Я лёгкий на подъём, а ради большого дела и тем более, ради дела, на которое трачу собственные деньги, можно подъезжать куда угодно. Юрий Трушин вышел, уселся в мою машину и коротко, вкрадчивым голосом сказал:
– Мне надо заехать в одно место. Поехали потихоньку, по дороге поговорим.
Роль извозчика не входила в мои планы, но, опять-таки, что не сделаешь ради дела своего и ставшего общим, а главное и нужного России, как мне казалось на тот момент. Мы поехали. Юрий Трушин пространно рассуждал о том, что я делаю большое дело, и оно не должно остаться незамеченным, но финансы сокращены вдове. За семь лет, я каждый год слышу: финансы сократили вдвое. Не надо быть большим математиком, чтобы сделать простое вычитание на половину и получится, что уже пять лет посольские работники работают бесплатно.
Юрий Трушин рассказывал, как он делает всё возможное, чтобы убедить посла помочь журналу хоть чем-то. Роль извозчика закреплялась за мной.
– И мне удалось! – торжественно объявил Юрий Трушин. – Посол дал команду помочь журналу.
Фу-у! Выдохнул я тогда, значит не извозчик, а встретились по делу.
– Вот тут мне останови, – неожиданно сказал Юрий Трушин. – Я зайду в магазин на пару минут. Ты меня потом отвезёшь обратно, а то с сумками будет несподручно идти.
– Почему не отвезти?
Через время Юрий Трушин вышел из магазина с двумя огромными пакетам наполненными говяжьими костями.
– Ты любишь животных, – садясь в машину, поинтересовался Юрий Трушин.
– Люблю смотреть про животных в телевизоре, – ответил я.
– А я вот, люблю животных. Не могу пройти мимо бродячей собаки, – стал распространяться Юрий Трушин, а я про себя усмехнулся – всё-таки извозчик. – Покупаю им кости и подкармливаю.
Я уже ничего не отвечал, и так было понятно – все эти росказни были только для того, чтобы съездить за очередными костями для бродячих собак. Попрощались быстро.
– До конца недели я тебе позвоню и приглашу к нам, – на прощание, с многозначительным выражением лица, сказал Юрий Петрович Трушин и скрылся за чёрными воротами посольства, унося две огромные торбы говяжьих костей.
Потянулись долгие дни и месяцы ожидания звонка Юрия Трушина. Несбывшиеся мечты о, наконец-то, наступившей справедливости – когда Посольство России начнёт хотя бы частично поддерживать журнал, остались мечтами. Да и некогда было особо мечтать. Редакционная рутина закрутила, и я ушёл в неё с головой. Добавляло занятости и собственное литературное творчество. Вспомнить о Юрии Трушине заставил меня один разговор.
В Доме печати много журналистов и разной пишущей братии. Вот, как-то встретился я с одной из группок журналистов румынской прессы. Надо сказать и до этого до меня доходили слухи о том, что все вокруг считают – мой журнал финансируется Посольством России, но я отмахивался – мало ли о чём говорят. А тут конкретный произошёл разговор.
– Тебе Россия помогает, – безапелляционным тоном заявил один из компании. Подвыпивших журналистов.
– Нет, не помогает, – парировал я. – Если бы помогала хотя бы на половину, то журнал выходил бы на золотых страницах.
– Не верим, – сказал другой. – Никому не удавалось выходить больше года регулярно. И ты не смог бы, если бы тебе посольство не помогало бы.
– Ну, я же выхожу, – пытался возражать я.
– Ты что самый умный, – напирал третий. – Ты знаешь, какие мастера брались за выпуск журнал и ни у кого не получилось. Вон, Савостину коммунисты дали денег, а выпустил пару номеров и нет ни газеты ни союза писателей «Нистру». Все так. Выпустят пилотный номер, или пару номеров, устроят фуршет и всё кончается. А ты выпускаешь журнал каждый месяц и хочешь сказать, что тебя не финансирует посольство России?
– Так и есть, – возражал я и видел в их глазах недоверие. – Вот ключи от редакции, – предложил я. – Там вся бухгалтерия. Иди и проверь. Найдёшь хоть один лей от Посольства России, я тебе на него положу по два.
Мы расстались, но они уходили с обидой на меня, что я так упорствую, когда они раскрыли мою тайну регулярного выхода журнала.
Было обидно. Ведь так думали все вокруг. О том, что меня финансирует Посольство России даже писали, обливали меня за это грязью. Почему же молчит Посольство России? Я даже попросил посла дать мне официальное письмо о том, что они не финансируют журнал «Наше поколение». Нет, отказались. Но, почему? Именно после этого разговора я вспомнил о Юрии Петровиче Трушине и тут же позвонил.
– Куда-то пропали Юрий Петрович?
– Много работы, – послышалось на том конце. – Но я про тебя не забыл. Через полчаса перезвоню. Надо уточнить кое-что.
И правда, не прошло и получаса, Юрий Трушин перезвонил.
– Ты можешь подъехать? – сразу спросил он.
– Ради дела, могу.
– Ради дела, – поддержал Юрий Трушин. – Помнишь, как в прошлый раз подъезжал? Вот так же с боковой улицы подъезжай и позвони.
Почему же мне не запомнить идиотскую поездку за костями?
Юрий Трушин вышел из Посольства и мы отправились поездить по городу и поговорить, чтобы согласовать детали. Говорили о всякой белиберде. О Лащёновой, о супруге Трушина и о том, что она пишет стихи и было бы неплохо напечатать в журнале её подборку, потому, дескать, Дмитрий Николаев согласился выпустить ей целую книгу стихов. В итоге мы подъехали к супермаркету по проспекту Стефана-чел-Маре.
– Где-то здесь ты можешь остановиться? – спросил Юрий Трушин.
– Надо, остановимся, – согласился я, паркуясь у банка, в районе сквера художников.
– Пойдём прогуляемся, – предложил Юрий Трушин.
Мы вышли из машины, и пошли по проспекту. Опять говорили о всякой ерунде. Почему я так категоричен? Когда ты занят делом, то отвлечения на подобные «прогулки» должны быть очень убедительными! Финансирование журнала – это могла бы быть убедительная причина.
– Подожди меня немного, – неожиданно сказал Юрий Трушин, когда мы поравнялись с супермаркетом, и нырнул внутрь.
Минут через десять он вышел с тремя торбами набитыми говяжьими костями.
– Ты не поможешь мне? – попросил Юрий Трушин.
– Нет, – это было уже слишком, я снова попался в извозчики, но в носильщики меня было невозможно затащить. Везёт машина, а нести самому, увы… увольте, – Сами Юрий Петрович, – отрезал я и пошёл поодаль, впереди.
Прошло ещё три месяца. Неожиданно Юрий Петрович объявился.
– Ты можешь подъехать? – сразу спросил он.
– За костям не поеду! – отрезал я.
– А я вот люблю животных. Слабость это у меня, – начал «пускать дурачка» Юрий Трушин, но, как говорится, на каждого хитреца достаточно простоты.
– Мне всё равно, – отрезал я. – Если по делу и то конкретному – финансовая помощь журналу, то я подъеду.
– Подъезжай, – отрезал Юрий Трушин и я почувствовал – отомстит, но как?
Юрий Трушин встретил меня чуть ли не у порога Посольства. Мы поздоровались и он предложил пройти в комнату для переговоров. Это в холле Посольства. Раннее, мы встречались прямо в коридоре. Там для случайных посетителей есть кресло, диванчик и столик.
Что ж, углубление в посольские апартаменты обещало хорошие новости.
– Георгий, – начал вкрадчивым голосом Юрий Трушин, держа в руках какие-то бумаги. – Вот у меня списки приглашённых на посольский приём, а тебя среди приглашённых нет. Как ты думаешь, почему?
– Я не нуждаюсь в посольских бутербродах и дармовом вине, – отрезал я, понимая заготовленную месть Юрия Трушина, но меня на мякине не провести. – Я нуждаюсь в поддержке, а не в подкормке. Кормите профессиональных русских, заигрывайте с врагами, а меня за Россию агитировать не надо, она у меня в сердце, в голове, в душе. Россия меня воспитала, выучила, выкормила, вырастила! Мне нужна финансовая помощь для журнала!!!
– Хорошо, хорошо, – обескураженный моим запалом, заспешил успокоить меня Юрий Трушин. – Напиши письмо. Посол дал команду помочь тебе.
– Я уже написал вам кучу писем, возьмите любое из них, – отрезал я.
– Вот твои письма, – и Юрий Трушин выложил на стол все мои письма. – Они уже не годятся. Даты старые, надо со свежей датой.
У меня перехватило дыхание от гнева! Я не находил слов. Ни одно моё письмо не дошло до Посла. Письма просто складировались в каком-то месте у Трушина.
С надеждой, превращённой в пачку макулатуры, которую я придавил под мышкой, я выходил из Посольства России в Республике Молдова – прекрасного здания выстроенного для работы тех, кто не пригодился родине, и его родина сослала в Молдавию, с глаз подальше.
Я отправился в редакцию печатать очередное письмо. Через две недели на расчётный счёт редакции поступили сорок тысяч леев. Позади были два года выхода журнала, потрачено около шестисот тысяч леев. Журнал оброс новыми проектами – «Автор года», «Конкурсами», «Творческими встречами», друзьями, поклонниками, авторами, врагами, а Посольство России, наконец, решило «завалить» деньгами, как обещал ещё Евгений Ляпустин, и выделило АЖ! сорок тысяч леев. И, кстати, пригласили меня на посольский приём. Это меня удивило. Сейчас я сильно сожалею, что пошёл на него, ведь раскрылась правда, почему редакции перепала манна небесная в размере сорока тысяч леев.
В конце года (2010, а журнал «Наше поколение» начал выходить в начале 2009 года и первое письмо-ходатайство подал в посольство России в марте 2009 года) проходило распределение средств. Как всегда все остатки денег отваливали газете «Русское слово». Один из сотрудников посольства возмутился: «Почему только одной газете? Давайте дадим и журналу «Наше поколение» и… свершилось чудо! Но, оказывается, этому предшествовало ещё одно событие, которое повлияло, как мне кажется, на интриги вокруг распределения средств.
Юрий Трушин, оказался большим любителем не только бродячих собак, но и молодых женщин. Более того, он в какой-то момент потерял контроль над собой и начал лапать супругу сотрудника посольства прямо в лифте посольства. Внутри посольства разразился скандал.
Опытный чиновник сложит сам картину, как удалось «продавить» хоть малое выделение денег для журнала. Но я сразу сложил весь этот ужас интриг, который позволил здоровым силам, хоть таким образом, но вырвать малую толику. Не ходил на приёмы, и не следовало бы ходить. Зачем мне всё это знать? Дали денег и хорошо. А может и хорошо, что пошёл и узнал, что рядом с прощелыгами есть достойные люди и не всех ссылают в посольства за ненадобностью родине. Есть в посольстве и достойные люди, которые верно служат Родине-России! Болеют за неё, за русский мир!
Как выяснилось, есть и в Посольстве России государственники, которые понимают важность большого дела, которое делает всё многотысячное движение сторонников редакции журнала «Наше поколение». Именно они понимаю – поднять русский литературный журнал ой, как непросто!
Но схоласты, демагоги, проходимцы, интриганы, лизоблюды, пройдохи живучие и с ними не так просто справиться простому человеку!
Скандал помешал Юрию Трушину продлить контракт, и он собрался домой. Ему на смену приехал Шевченко (не помню его имени отчества).
О его помощи журналу в следующей главе.





Добавление комментария

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить если не виден код
Введите код:

 

Календарь новостей

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Опрос на сайте

Друзья сайта

Moldove Photo Gallery