Наше Поколение

Lock Литературно-художественный журнал
Вы сейчас находитесь в: Наше Поколение » Как возрождался журнал «Наше поколение»

Как возрождался журнал «Наше поколение»

Посещал различные литературные встречи, даже побывал пару раз в студии «Черновик» (не уверен – правильно ли я её назвал), но и она оказалась банальной самодеятельностью. Всё было удручающим (кстати сказать, и, забегая вперёд, они таковыми остались по сей день), на подобные мероприятия собирались в основном пенсионеры, безработные, которые решили ¬– раз нет работы, стану писать. И, в общем-то, это похвально. Советский всеобуч был настолько крепким, что позволял наполнить будущего специалиста такими обширными и всесторонними знаниями, что любой человек с высшим советским образованием мог бы написать сносное произведение в прозе или стихотворение. Попадались на подобных «посиделках» литературной самодеятельности и молодые авторы, но эти в основном отсиживались, а если и находились смельчаки представить своё произведение, то на него «наваливались» все эти состарившиеся бездари (толи забывшие, а скорее не знающие, что в литературе имеют своё мнение не с высоты возраста, а с высоты таланта) с такой яростью, что подобный приход оставался первым и последним. Исключением была Танечка Орлова, внучка пенсионерки-врачихи. Таня посещала все мероприятия вместе с бабушкой. Как выяснилось – «маститой» детской сочинительницы. Не знаю что написала бабушка для других детей, но мозги внучки так запудрила, что Таня до сих пор что-то пишет и никак не может остановиться, хотя бы для того чтобы оглядеться и понять – ну не её это дело! Если хочешь что-то написать, а подозреваешь, что бездарна, то нельзя с яловым взглядом взирать на мир. Хотя, с позиции социальной целесообразности – это даже лучше, – пусть пишет. Это лучше чем, если бы она курила, сидела бы в подворотнях или чего ещё хуже употребляла наркотики. Пусть лучше пишет. Русская литератур вынесет ещё ни одну Орлову.
Каков был вывод – на русскоязычном литературном пространстве жизнь заболотилась. Прежде всего, вот по какой причине – с распадом СССР покинули страну крепкие авторы, которые прибыли в Молдавию из других республик. Кто-то из авторов умер, а кто-то прекратил писать. Окололитературные остатки, заняли их места, но ноша оказалась не по силам, да и не по таланту. Ведь надо понимать и тот факт, что русскоязычная литература Молдовы делалась пришлыми авторами. Своей собственной корневой культуры у неё нет. Подробнее об этом – чуть позже. В периодической печати дела обстояли так же скверно. Раз в полгода выходил литературный журнал «Кодры» под редакцией Юрия Грекова.
Что-то пытался издавать Дмитрий Николаев, но это так же заглохло. Были разные попытки инициировать выпуск литературного издания, но все они заканчивались либо планами, либо выпускался пилотный номер, проводилась пышная презентация и всё умирало.
Литературную страницу отводил у себя в газете «Коммерсант» Роберт Западинский. Вёл её Николай Савостин, но тоже со своим бзыком – перепечатывал всё то, что тысячи раз публиковалось или рассказывалось им ранее.
Итак, после нескольких лет взирания на «литературный» процесс можно было подвести итоги. Существовала кучка самозванцев, (которые когда-то, что-то написали и их даже похвалили те, кто спешно покинул страну после развала СССР), которая захватила право оценивать – кто пишет правильно, а кто нет, кто русский, а кто нет. Бродила большая масса стариков, но в основном занимающихся рифмоплётством – это пенсионеры, безработные и просто старики нашедшие свое коротание времени в сборищах самозванцев в литературе. Была группа очень старых «профессиональных» писак, которые написали последнее произведение лет двадцать назад (когда же разъехались профессиональные литредакторы и их больше не кому было править, то их «талант» и умер), но почему-то продолжали гордо именовать себя поэтами или писателями и которые, при встрече со мной смело заявляли: «Мы вам напишем всё что захотите, все будет зависеть, сколько будете платить». Существовала ещё одна группа – молодых авторов, пробующих себя в литературном процессе, но эти держались особняком и, как мне показалось, а позже я смог убедиться в моих оценках – тихо ждала – когда же вы вымрете?
Но, все сходились в одном – нужен литературный журнал и надо, чтобы он регулярно выходил. Припоминаю один короткий разговор. Он произошёл во время презентации в Академии наук РМ небольшой книжки Владимира Цеслюка. Так вот Цеслюк сказал примерно следующее – нужен регулярно выходящий журнал, чтобы автор поверил, что есть регулярно выходящее издание и достал свои произведения из стола и начал работать, ведь не пишут авторы, потому что негде издаваться.
Слушая Владимира я поймал себя на мысли, в самом деле, из-за отсутствия регулярно выходящего литературного издания нет потребности возвращаться к написанному и дорабатывать. Всё время откладываешь на потом. Забегая вперёд, скажу – с выходом журнала «Наше поколение» пропала ленца и с нетерпением ждёшь минуту, чтобы доработать отлёживающийся текст. Хочется быстрее напечатать.
Были попытки и Николая Савостина организовать литературное издание, но они так же потерпели фиаско. Савостин повыпускал газету «Нистру», раздал баснословные деньги, полученные от Владимира Воронина (президента Молдовы) своим «литературным корешам» и… поссорился с партией коммунистов, а следовательно наступил… капут!
Самым простым выходом, как мне казалось на тот момент, было помогать уже существующему изданию. Таковым, в то время был журнал «Кодры». У нас состоялся телефонный разговор с Юрием Фёдоровичем Грековым. Я предложил ему финансовую поддержку для кратного увеличения выхода журнала. Он отказался от денег, сказав, что всё в журнале он делает сам, а деньги брать не станет. У него нет даже верстальщика. Тогда я предложил нанять верстальщика и взять на себя оплату его работы. Условие с моей стороны было одно – печатать мои произведения. Мы так же не договорились. Греков сказал, что он не возражает печатать мои тексты, но всё пусть останется, так как есть.
В таких общих чертах можно описать тот путь, который привёл меня к решению задуматься о создании литературного журнала. Решение непростое.
Не хотелось оказаться «родителем» очередного мёртворожденного дитя – проект, пилотный номер, презентация, фуршет и конец.
Я приступил к изучению истории печатных изданий Молдавии. Помогали мне приятели. Один из них и нашёл в архиве Санкт-Петербургской библиотеки журнал «Наше поколение» 1912 года издания. В одном из каких-то каталогов Академии наук РМ я так же обнаружил журнал «Наше поколение». Но всё равно с названием никак не мог определиться. В сентябре 2008 года я встретил в продовольственном магазине Николая Костыркина (молодого, начинающего автора) и тут же задал ему вопрос – как название для литературного журнала «Наше поколение»? Николай был с девушкой и, они оба поддержали. Как именно и что говорили не помню, помню – это была искренняя поддержка. Позже именно Николай Костыркин поступит подло и оболжёт меня и молодых авторов журнала и своей ложью спровоцирует паранойю одного местного негодяя эмигрировавшего в Санкт-Петербург. Кстати, во всех своих гнилых опусах он везде о себе говорил: «Петербуржцем я стал с недавнего времени». Смешно! Ведь не стал. Жители Санкт-Петербурга называют себя – питерскими, а не петербуржцами. Но, все это будет позже, а пока я получил ещё одно мнение (молодого автора) о том, что название не избитое и вполне приемлемое.
Теперь нужна была поддержка. Запуститься на год-два средств хватало, а дальше без поддержки будет тяжело. Самым простым решением было обратиться к посольству России в Республике Молдова. Я, как русский человек, всю жизнь проживший в России, получивший все уровни образования в России, даже не сомневался в том, что это представительство поддержит. А кто, если не они? Можно продолжать вбухивать миллионы на восстановление памятников, но за памятниками должны ухаживать люди, почитать эти самые памятники, а если люди тысячами уезжают из Молдавии то, возникает вопрос – для кого восстанавливаете памятники? Разве что только для отчётной галочки чиновников?
В посольстве меня принял Евгений Александрович Ляпустин. Как позже выяснилось он и сам писал стихи и даже ему издал книжку Дмитрий Николаев. Небольшой сборник стихотворений. Ляпустин интересная личность. Сколько раз его видел, всё время он был с выскубленной щетиной и всегда «под мухой». Но меня сразу поразили его трезвость рассуждений, прекрасная информированность, зоркость, острота мышления, но внешний вид обещал желать лучшего. Евгений Александрович сразу сказал: «Поможем. Журнал нужен. Мы искали, кто бы мог взяться за такой проект. Но надо показать серьёзность намерений, а не приходить с одним номером».
Это было логично. Другого ответа я и не ожидал. Да и по другому поступить было бы не честно. Так и было сделано. Зарегистрировал издание, выпустил три номера и пришел к Ляпустину. Приняли меня хорошо, он попросил написать письмо-обращение на имя посла Валерия Ивановича Кузьмина. Но предупредил: «Только не проси много. Будем помогать по чуть-чуть. Проси в письме около сорока-семидесяти тысяч леев».
Написать письмо дело не хитрое. Прошло две недели, и мне позвонил Ляпустин. Пригласил в посольство. Я места себе не находил от восторга. Ведь это было так по-русски! У меня всё детство прошло в Краснодарском крае. Ещё в детском доме я привык работать с шефами нашей школы. Обращаясь к нашим шефам (Ремонтно-механическому заводу) мы с друзьями построили планер, дельтаплан, организовали десятки турпоходов, различных конкурсов, вечеров и ещё многое и многое. Шефы всегда помогали. Звонок Ляпустина вернул меня в школьное детство. Ведь это и правда было как в детстве – задумал нужный проект, обратился к шефам и те помогли! А тут не просто детский проект, а государственное дело, политическое – русский литературный журнал в стране, которая ненавидит всё русское! Да ещё в стране отколовшейся от России и держащей курс в Румынию. Уничтожающей всё инакомыслие, даже всё молдавское, и признающей только румынское. Ляпустин меня встретил словами, что всё в порядке. Посол поддержал инициативу и дал команду выделить деньги, но выяснилось сам Ляпустин уезжает через неделю (закончился контракт). Моё письмо он передал новому сотруднику – Юрию Петровичу Трушину и тот всё доделает. Меня порадовало то, что Ляпустин оказался-таки обязательным человеком. В современном мире чиновник и обязательность стали полярными понятиями. Мог же тихо уехать, и взятки гладки. А если бы мы случайно встретились, лет так через надцать, то развёл бы руками и сказал, как обычно – ты же понимаешь, отозвали, но я бы тебе помог. И верю, Ляпустин бы помог!!! Но предстояло познакомиться с Трушиным.

О том, как помогал возрождать литературный журнала «Наше поколение» Юрий Петрович Трушиным во второй главе.




Добавление комментария

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить если не виден код
Введите код:

 

Календарь новостей

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Опрос на сайте

Друзья сайта

Moldove Photo Gallery